Марк Андриссен: адепт "религии новых технологий"

Марк Андриссен: адепт «религии новых технологий»

Биография Марка Андриссена, изобретателя Netscape, инвестора Twitter, Instagram, Facebook

«Прямо сейчас, сегодня, с небольшой долей везения, имея мозги и время, любой ребенок с компьютером может делать то же, что и Netscape. Нет никаких преград. Любой может вызвать революцию.» (с) Марк Андриссен

Марк Лоуэлл Андриссен ‒ изобретатель, бизнесмен и инвестор
Марк Лоуэлл Андриссен ‒ изобретатель, бизнесмен и инвестор

Он не так известен как Билл Гейтс, Стив Джобс или Марк Цукерберг. Но никто не сделал за свою карьеру больше для того, чтобы навсегда изменить наше общение, работу и даже образ жизни. В 22 года Марк Андриссен изобрел то, что сделало интернет доступным и понятным даже для тех, кто плохо владел компьютером, и помогло внедрить его в сотни миллионов домов по всему миру.

«Золотой мальчик» из Висконсина

«Там, где я вырос, было три телевизионных канала, две радиостанции, никакого кабельного телевидения. В городе была одна старая междугородная линия, так что вы могли слушать все телефонные разговоры соседей. У нас была очень маленькая публичная библиотека, а ближайший книжный магазин находился в часе езды.» (с) Марк Андриссен

Марк в компьютерном центре университета Урбан-Шампейн
Марк в компьютерном центре университета Урбан-Шампейн

Марк родился 9 июля 1971 года и провел детство в маленьком городке в штате Висконсин. Его семья была самой обычной, школа самой обычной, только сам мальчик был не похож на своих одноклассников. Он не любил спорт и тусовки, но увлекался литературой и был без ума от компьютеров. Настолько, что уже в 6-м классе написал свою первую программу ‒ калькулятор.

Свой личный ПК Марк получил в подарок к следующему учебному году. Мальчик сам изучил его возможности, сам освоил Basic и научился писать небольшие игры для себя и друзей. Это детское увлечение и стало делом его жизни.

NCSA сегодня ‒ дом для суперкомпьютера Blue Waters
NCSA сегодня ‒ дом для суперкомпьютера Blue Waters

Андриссен без труда поступил в университет Урбан-Шампейн на факультет компьютерных технологий. Тогда никто не мог предположить, что этот высокий неуклюжий парень через пару лет станет знаменит на весь мир ‒ звезд он с неба не хватал, ничем особо не отличался, кроме одержимости компьютерами. На последнем курсе Марк добился практики в недавно созданном при ВУЗе Национальном центре суперкомпьютерных приложений (NCSA).

В центре он наконец-то получил доступ к самому новому оборудованию и неограниченному интернету. Там же Андриссен познакомился с программистом Эриком Бана, и, за работой, у коллег возникла идея. Они решили сделать такую программу, которая бы позволила пользователям ПК одновременно просматривать несколько страниц и быстро перемещаться по миллионам доступных адресов. Слова «браузер» тогда еще никто не знал, интернет только начал потихоньку входить в деловую жизнь, а до бума домашних ПК было еще несколько лет.

Внешний вид браузера Mosaic
Внешний вид браузера Mosaic

В январе 2003 года ребята продемонстрировали возможности новой программы, которую назвали Mosaic. В том же году Марк Андриссен окончил университет с дипломом бакалавра компьютерных наук и переехал в Калифорнию. Его пригласили на работу в IT-компанию Enterprise Integration Technologies. Тем временем, бесплатный браузер Mosaic продолжал работать ‒ за год его скачали примерно 2 млн человек.

Программа очень заинтересовала бывшего профессора Стэнфорда, а ныне IT-бизнесмена Джима Кларка. Он предложил Марку вместе создать компанию и предоставил $4 млн как стартовый капитал. Андриссену отводилась роль технического директора и идейного вдохновителя.

Марк Андриссен ‒ "Золотой ботан" по версии журнала TIME
Марк Андриссен ‒ «Золотой ботан» по версии журнала TIME

Марк принял предложение профессора Кларка, и в 1994-м они открыли Mosaic Communication. Молодой программист был в восторге. Всего за несколько месяцев у него появилась своя фирма, квартира, машина Ford Mustang и даже девушка.

«Ботаник» становится миллионером в 24 года

«В 1994-м в Кремниевой Долине всё вымерло. Полная тишина. После гигантского бума ПК в 80-е годы, когда активничали Apple, Intel, и Microsoft, по США ударила экономическая рецессия 1988-89 гг. на фоне стремительного десятилетнего подъёма Японии. Берёшь газету, а там только бесконечные страдания: «Технологии в США мертвы; экономический рост остановился, все американские дети — бездельники, у поколения X нет амбиций, они никогда ничего не добьются.»» (с) Марк Андриссен

О Марке начали писать в газетах и журналах, в частности, в «Нью-Йорк Таймс». Однажды номер со статьей о Марке, профессоре Кларке и Mosaic попал в руки Мери Микер ‒ финансового аналитика банка Morgan Stanley.

Она организовала встречу бизнесменов с руководством своего банка и начала готовить IPO компании нового типа (чуть позже такие фирмы прозовут «доткомами»). Дела у Mosaic шли очень хорошо, но была небольшая загвоздка ‒ авторские права на интернет-браузер принадлежали университету Урбан-Шампейн, ведь программу создавали на мощностях его научного центра. Mosaic переименовали в Netscape и обновили саму программу, выпустив улучшенную версию ‒ Navigator 1.0.

IPO Netscape состоялось 9 августа 1995 года. Из-за ажиотажа биржа не могла открыться 2 часа, и в первый же день стоимость акций выросла с $28 до $75 за штуку. Это был исторический момент ‒ с него начался взлет интернет-компаний. Доля Марка Андриссена составила $58 млн., через несколько месяцев она выросла до $170 млн.

По словам самого бизнесмена, первой покупкой, которую он сделал в статусе миллионера, стала «взрослая одежда» ‒ деловой костюм, затем Mercedes, затем дом в Пало-Альто, новенькая стереосистема и пара симпатичных бульдогов.

Марк как персонаж карикатуры журнала "Нью-Йоркер". Так выглядит слава
Марк как персонаж карикатуры журнала «Нью-Йоркер». Так выглядит слава

Пока Марк осваивался в новой роли миллионера, Netscape начали окружать конкуренты. В игру вступили Yahoo!, Linyx и, чуть позже, Microsoft с браузером Internet Explorer. Компания Андриссена не обращала до поры на конкурентов особого внимания и сконцентрировалась на постоянном улучшении своего продукта.

К концу 90-х объем продаж ПО Netscape уже составлял $450 млн., но фирму все сильнее теснили конкуренты, особенно Microsoft, которая постепенно захватывала рынок. Предложение от национального конгломерата America Online было очень выгодным. Они предложили за компанию $4.2 млрд., а Марку Андриссену должность главного технического директора ‒ как позже оказалось, номинальную.

Выжить во время краха интернет-компаний

«Я бы сказал, что мы были первым облачным провайдером в современном смысле этого слова.» (с) Марк Андриссен

Молодому человеку было откровенно скучно на формальной должности, да и переезд из Калифорнии в Вирджинию дался нелегко ‒ ему там не понравилось. Поэтому Марк уволился, вернулся обратно, собрал старых коллег, продал часть своих акций AOL и занялся вплотную новым проектом ‒ хостинговой компанией Loudcloud.

Фирма предлагала ПО для подготовки, настройки и управления серверами для компаний ‒ продавцов потребительских товаров и услуг. С Loudcloud сотрудничали Nike inc, Ford Motors, HP и даже федеральное правительство США. Компания сумела пережить кризис доткомов, потерю клиентов, несколько раз находилась на грани банкротства, перенесла три волны сокращения сотрудников, но выжила.

Позже Loudcloud переименовали в Opsware. В 2007-м от одного из ключевых клиентов, HP, поступило предложение о покупке ‒ сумма сделки составила $1,65 млрд., сделка состоялась, и это было третье по величине приобретение корпорации.

Andreessen Horovitz ‒ «охотники на единорогов»

«Мы хотели создать венчурный фонд, у которого бы сами хотели занимать средства.» (с) Бен Хоровиц, соучредитель

Давние коллеги и партнеры Андриссен и Хоровиц
Давние коллеги и партнеры Андриссен и Хоровиц

Идею создать свой инвестиционный фонд давние коллеги и партнеры Марк Андриссен и Бен Хоровиц обсуждали уже пару лет. Они начинали вместе еще в Netscape, вместе переживали кризис с Loudcloud и оба понемногу занимались «ангельским» инвестированием.

Теперь коллеги снова решили объединить усилия и попробовать свои силы в новом деле. В 2009-м друзья основали фонд Andreessen Horovitz с изначальным капиталом $300 млн. Сначала они решили сосредоточиться на небольших чеках. Одними из первых инвестиций были Slack и Okta ‒ сейчас эти компании стоят по несколько $ млрд. каждая. В 2010-м фонд вложил $250 тыс. в стартап Burbn, из которого позже вырос Instagram, ровно столько же туда инвестировал Стив Андерсон.

Но финансовая стратегия быстро стала гибкой и партнеры перестали обходить вниманием зрелые стартапы. В том же году компания потратила $80 млн. на акции Twitter и $50 млн. на акции Facebook. В 2012-м партнеры инвестировали $100 млн. в Github и получили более $1 млрд., когда сервис за $7.5 млрд приобрела корпорация Microsoft.

Лаура Арриллага-Андриссен может загадывать желание
Лаура Арриллага-Андриссен может загадывать желание

Andreessen Horovitz взяли на вооружение стратегию Ларри Эллисона времен корпоративных войн. Они не чураются СМИ, устраивают презентации с участием звезд кино и музыки. Партнеры соблазняют крупные корпорации новыми технологиями, а потом представляют им портфолио подходящих стартапов. Они критикуют традиционных венчурных капиталистов и консультируют бизнесменов открыто, на страницах своих блогов или в Twitter.

В течение года к фонду обращаются по несколько тысяч начинающих предпринимателей, в работу выбирают максимум 15 проектов, и, скорее всего, только один из них «выстрелит» и будет стоить больше $1 млрд., то есть станет «единорогом», добыть которого ‒ мечта любого инвестора.

«Мы собирались стать фирмой с одним офисом, которая ориентируется на компании в США и, в первую очередь, на фирмы Кремниевой Долины. Мы инвестируем только в компании, основанные на компьютерных технологиях, независимо от того, в каком секторе экономики находится их бизнес.» (с) Марк Андриссен

Сейчас фонд Andreessen Horovitz, которому 11 лет, по доходности почти догнал Sequoia Capital, которой 43 года. Личное состояние Марка Андриссена на 2020 год ‒ $1.4 млрд.. Список Midas List бизнесмен тоже не покидает ‒ 89 место ‒ и входит в совет директоров Facebook, HP и Ebay.

Недавно в сферу интересов бизнесменов попала криптовалюта и в 2018-м был создан специальный дочерний фонд для инвестиций именно в эту сферу. Чтобы убрать некоторые препоны, которые накладывают государственные регуляторы, в частности SEC, комиссия по ценным бумагам США, партнеры решили сменить юридическое лицо Andreessen Horovitz. Теперь это не фонд, а финансовый консультант, и на компанию больше не действуют венчурные ограничения.

Муж зарабатывает, а жена тратит. На благотворительность

«Лаура Арриллага-Андриссен ‒ это та, кто убеждает новое поколение технологических магнатов отдать свои богатства. Если посмотреть на некоторые из наиболее значимых филантропических проектов последних лет, вы обнаружите, что это она дергала за ниточки.» (журнал Vogue)

Марк и Лаура Арриллага-Андриссен
Марк и Лаура Арриллага-Андриссен

Марк часто говорит, что у него почти нет свободного времени, а живет он по жесткому расписанию. Однако он давно и счастливо женат на Лауре Арриллага ‒ дочери миллиардера, который сколотил состояние на продаже недвижимости в Кремниевой Долине. Пара воспитывает маленького сына, Джону Андриссену всего 5 лет. Они живут в Атертоне, элитном местечке в нескольких километрах от Сан-Франциско. Стоимость дома в городке начинается с $6 млн., но зато прекрасные соседи ‒ элита IT-бизнеса, например, Мег Уитли, бывший генеральный директор HP, или Брайан Чески, директор Airbnb, топ-менеджеры Google.

Средний домик в Атертоне
Средний домик в Атертоне

Лаура ‒ известный филантроп, основатель нескольких фондов и преподаватель в Стэнфорде. Она консультирует бизнесменов по вопросам благотворительности и была советником Марка Цукерберга и Присциллы Чан, когда те пожертвовали $100 млн. на развитие образования в г. Ньюарк. Женщина убедила 6 партнеров Andreessen Horovitz, в том числе и своего мужа, пожертвовать часть доходов на благотворительность.

Адепт «Религии технологий»

«Нам нужно собрать все таланты для выявления самых больших проблем, которые у нас есть, и для выработки ответов на эти проблемы.» (с) Марк Андриссен

В апреле этого года Марк Андриссен опубликовал эссе «It’s time to build», в котором описал свое видение главных проблем экономики на фоне сегодняшнего кризиса: недальновидность и неумение создавать. «Мы не смогли предусмотреть нехватку элементарных вещей и не смогли создать прямого способа передачи средств тем, кто нуждается, недоступность образования, недоступность жилья, транспорта — вот наши главные беды».

Город будущего
Город будущего

Марк считает, что выход из сложившейся ситуации заключается в полной поддержке государством новых технологий, в создании новых и расширении старых учебных заведений, строительстве новых фабрик и медицинских центров. Будущее ‒ в созидании.

Марка Андриссена часто называют адептом новой «религии технологий», ведь он уверен, что IT-продукты в будущем изменят не только быт людей, но и сами модели поведения. Такие атавизмы как наличные деньги или приготовление еды со временем заменят биткоины и протеиновые напитки. Он верит, что миссия Кремниевой Долины ‒ своей работой и научными исследованиями приближать человечество к совершенной жизни.

Первоисточник: https://zen.yandex.ru/media/id/5d121d8bac97b000b074c103/mark-andrissen-adept-religii-novyh-tehnologii-5f68b74c3557c51afd15706c

Leave a Reply

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *